monnaogg (monnaogg) wrote,
monnaogg
monnaogg

Внештатская ситуация

Рогов прав был (12 мая в ФБ)

А вот путинские весенние пересадки силовиков и министров - смешные. Народу скопилось очень много, все - ненадежные, на каждого нужен противовес, каждому нужен главк, министерство или полпредство. Надежных страхуют надежнейшие, за которыми в свою очередь нужен пригляд. О, Вавилон кормушек и особистов! Не ты ли символ великой державы?
Меж тем в Донецкой свободной республике свои нестроения. Гиркин выступил, говорят, против Биркина. А Липкин подсиживает Добкина.

http://www.kommersant.ru/doc/2469081

Владимир Путин вчера провел самые масштабные кадровые перестановки с момента возвращения на пост президента в 2012 году. Объявленный пакет решений выглядит значительным не только из-за объема кадровых перестановок. Не менее значительны и структурные изменения в управлении страной. Часть из них была обозначена вчера, некоторых еще предстоит дождаться.

Из вчерашних объявлений можно сделать несколько выводов.

Во-первых, Кремль пытается утвердить в качестве основной схемы трехзвенное управление "особыми" территориями в составе России: территориальное министерство — полпредство — профильный вице-премьер. Пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков практически так и объяснил смысл создания Министерства по развитию Северного Кавказа: "Фактически приведена в соответствие система по трем направлениям — Крым, Северный Кавказ и Дальний Восток, создана одинаковая структура управления этими территориями".

Во-вторых, назначение двух силовых полпредов в федеральных округах возвращает этот институт к временам его зарождения: в 2000 году, когда он только появился, почти все полпреды были силовиками. В 2014 году генералы Сергей Меликов и Николай Рогожкин сменили гражданских Александра Хлопонина и Виктора Толоконского. Особенно это важно в случае с Северо-Кавказским федеральным округом.

В третьих, Кремль подтвердил свою готовность предлагать субъектам федерации кандидатов в губернаторы, руководивших ранее другими регионами. Господин Толоконский, возглавивший Красноярский край, с начала нулевых годов и до 2010 года, когда стал полпредом, руководил Новосибирской областью. Переброска из региона в регион противоречит устоявшейся практике. Однако в 2012 году глава Мордовии Николай Меркушкин был назначен в Самарскую область и в целом контролирует ситуацию. Если это получится и с Виктором Толоконским, опыт может быть распространен и на другие субъекты РФ.


На этом новости, касающиеся структурных перемен, еще явно не исчерпаны. Вчера премьер-министр Дмитрий Медведев пояснил, что полномочия вице-премьера Александра Хлопонина будут определены позже через новое перераспределение полномочий вице-премьеров, которое будет обсуждаться и с самим "чистым" вице-премьером. "Просил бы Александру Геннадиевичу помогать с неменьшей интенсивностью, чем это было в его прежнем качестве",— приветствовал Александра Хлопонина премьер. Обсуждать явно придется многое. Новая структура управления "особыми" территориями гладко пока выглядит только на бумаге.

Звенья особой цепи

Исходя из характера вчерашних назначений, схема для "особых" территорий (очевидно, требующих крупных инвестиций для преодоления существенного отрыва уровня социально-экономического развития от остальной России) выглядит так. Есть профильное территориальное министерство, в основном занятое инвестклиматом, контролем за расходованием регионами федеральных средств, согласованием территориальных госпрограмм и вопросами занятости.

Эти полномочия северокавказского министерства, вчера описанные главой администрации президента Сергеем Ивановым, сходны также для дальневосточного министерства. Оно координирует работу с руководством федеральным округом, занятым преимущественно военно-силовыми и контрольными вопросами. Наконец, есть профильные структуры правительства: министерства и ведомства, подчиненные вице-премьерам, которые осуществляют для Крыма, Северного Кавказа и Дальнего Востока текущую работу в координации с территориальными министерствами.

И симметрия схемы, и ее работоспособность под большим вопросом. Обе проблемы известны еще с 2012 года, когда создавалось Минвостокразвития. Первая: территориальное министерство тут же вступает в аппаратный конфликт с общефедеральными министерствами, обычно не выражающими восторга от появления дополнительного контролера или управляющего их собственными территориальными подразделениями. В случае с Минвостокразвития эта проблема привела к изменению несколько раз схемы в 2012-2013 годах. Та же проблема в начале мая демонстрировалась министром по делам Крыма Олегом Савельевым. Предложенная министром рабочая схема предполагает отказ в пользу коллег в Белом доме от большей части полномочий, а также передачу максимума возможных компетенций по госуправлению властям Республики Крым и Севастополя.

Последнее иллюстрирует вторую проблему: территориальное министерство обычно требует особых полномочий во взаимоотношениях с регионами, входящими в свой федеральный округ. Естественной защитой для интересов регионов немедленно выступают полпредства президента. В случае с Дальним Востоком проблему пытались решить объединением поста профильного вице-премьера и полпреда президента в округе Юрия Трутнева. В случае с Крымом на помощь был призван вице-премьер Дмитрий Козак — он теперь отвечает за программу развития Крыма в правительственной сфере.

Кроме того, во всей вышеизложенной схеме остаются все более неочевидными функции и полномочия министерства регионального развития во главе с министром Игорем Слюняевым. С одной стороны, госпрограмму развития Крыма пишет именно Минрегион. С другой стороны, программу развития Дальнего Востока вчера в новой версии внесло в правительство Минвостокразвития. С третьей стороны, действующие программы по Северному Кавказу писались в Минрегионе предшественниками господина Слюняева, но, очевидно, Лев Кузнецов будет претендовать на собственном авторстве хотя бы их текущих обновлений.

Наконец, учитывая, что Минэкономики, аппарат правительства, Минфин и Минвостокразвития уже сейчас имеют сильно расходящиеся в важных деталях схемы создания "территорий опережающего развития" и особых экономических зон во всех трех территориях, говорить о том, какой именно будет единообразная схема управления ими, пока не приходится.

Минус одна должность

В Северо-Кавказском федеральном округе об ушедшем от них полпреде отзываются предельно тепло и рассчитывают, что он сосредоточится на "экономической деятельности" в федеральном округе. Как объяснили источники "Ъ", близкие к администрации президента (АП), хотя при Александре Хлопонине в СКФО было "сделано много", посты было решено развести, чтобы усилить работу и со стороны администрации президента, и правительства.

"Александр Геннадьевич (Хлопонин.—"Ъ") сделал для экономического роста в СКФО много — это хорошо видно на примере нашей республики". С появлением специального министерства проблемы нашего региона, уверен, будут решаться намного эффективнее",— убежден глава Карачаево-Черкесии Рашид Темрезов. "Господин Хлопонин — профессиональный менеджер и, придя на Кавказ, планировал сосредоточиться на экономическом развитии региона, но ему это не удавалось в полной мере из-за того, что, будучи полпредом, приходилось вмешиваться в политические и силовые вопросы",— пояснил политолог Руслан Мартагов. Он напомнил, что именно господину Хлопонину как представителю федеральной власти приходилось гасить конфликты между правящими элитами в Карачаево-Черкесии и Дагестане, а также вмешиваться в территориальный спор между главами Чечни и Ингушетии Рамзаном Кадыровым и Юнус-Беком Евкуровым. "Теперь такими вопросами будет заниматься генерал со свойственной военному человеку жесткостью, а менеджер Хлопонин будет заниматься своим делом — развитием экономических проектов",— отметил эксперт.

Господин Темрезов считает важным, что новое министерство возглавит Лев Кузнецов, который много лет на различных должностях работал в команде с Александром Хлопониным. "Это знак того, что все хорошие начинания, инициированные прежним руководством округа, будут продолжены",— отметил чиновник.

Лев Кузнецов, который перешел с поста губернатора Красноярского края на пост министра по делам Северного Кавказа, заявил "Ъ" один из близких АП экспертов, "сделал достаточно много, но свой потенциал в регионе исчерпал". А поскольку "он ставленник Александра Хлопонина, то будет работать с ним в связке". Как утверждает пресс-секретарь Льва Кузнецова Стелла Алексеева, предложение возглавить новое министерство стало неожиданностью для губернатора. Теперь ему предстоит осваивать новый для себя регион (как это и сделал в 2010 году его предшественник на посту красноярского губернатора Александр Хлопонин), а также искать общий язык с полпредом в СКФО.

Новый силовой фронт

Близкие к администрации президента (АП) источники предполагают, что с назначением на пост полпреда президента по Северному Кавказу генерал-лейтенанта Сергея Меликова "будут актуализированы задачи по борьбе с терроризмом и обеспечению безопасности": координация правоох
ранительных органов регионов находится в компетенции полпредов. "Назначив генерала Меликова руководить Северным Кавказом, Кремль решил, что называется, дожать ситуацию с вооруженным подпольем в этом регионе",— заявил "Ъ" занимающийся исследованием проблем Кавказа сотрудник Центра Карнеги Алексей Малашенко. Он убежден, что к кадровой перестановке в руководстве СКФО, когда место "эффективного менеджера" Хлопонина занял человек в погонах, президента Владимира Путина подтолкнули силовики, которые считали, что они "незаслуженно были отодвинуты на вторые роли". Как считает эксперт, в качестве аргумента в пользу усиления силовой составляющей в управлении Северо-Кавказским регионом военные могли сослаться на ситуацию в Дагестане. "Обеспечив безупречный порядок во время Олимпиады, а также устранив самую одиозную фигуру вооруженного подполья — Доку Умарова, они (силовики.— "Ъ") убедили президента в необходимости принятия таких кадровых решения",— объяснил господин Малашенко.

"Александр Геннадьевич (Хлопонин.—"Ъ") сделал для экономического роста в СКФО много — это хорошо видно на примере нашей республики". С появлением специального министерства проблемы нашего региона, уверен, будут решаться намного эффективнее",— убежден глава Карачаево-Черкесии Рашид Темрезов. "Господин Хлопонин — профессиональный менеджер и, придя на Кавказ, планировал сосредоточиться на экономическом развитии региона, но ему это не удавалось в полной мере из-за того, что, будучи полпредом, приходилось вмешиваться в политические и силовые вопросы",— пояснил политолог Руслан Мартагов. Он напомнил, что именно господину Хлопонину как представителю федеральной власти приходилось гасить конфликты между правящими элитами в Карачаево-Черкесии и Дагестане, а также вмешиваться в территориальный спор между главами Чечни и Ингушетии Рамзаном Кадыровым и Юнус-Беком Евкуровым. "Теперь такими вопросами будет заниматься генерал со свойственной военному человеку жесткостью, а менеджер Хлопонин будет заниматься своим делом — развитием экономических проектов",— отметил эксперт.

Господин Темрезов считает важным, что новое министерство возглавит Лев Кузнецов, который много лет на различных должностях работал в команде с Александром Хлопониным. "Это знак того, что все хорошие начинания, инициированные прежним руководством округа, будут продолжены",— отметил чиновник.

Лев Кузнецов, который перешел с поста губернатора Красноярского края на пост министра по делам Северного Кавказа, заявил "Ъ" один из близких АП экспертов, "сделал достаточно много, но свой потенциал в регионе исчерпал". А поскольку "он ставленник Александра Хлопонина, то будет работать с ним в связке". Как утверждает пресс-секретарь Льва Кузнецова Стелла Алексеева, предложение возглавить новое министерство стало неожиданностью для губернатора. Теперь ему предстоит осваивать новый для себя регион (как это и сделал в 2010 году его предшественник на посту красноярского губернатора Александр Хлопонин), а также искать общий язык с полпредом в СКФО.

Новый силовой фронт

Близкие к администрации президента (АП) источники предполагают, что с назначением на пост полпреда президента по Северному Кавказу генерал-лейтенанта Сергея Меликова "будут актуализированы задачи по борьбе с терроризмом и обеспечению безопасности": координация правоохранительных органов регионов находится в компетенции полпредов. "Назначив генерала Меликова руководить Северным Кавказом, Кремль решил, что называется, дожать ситуацию с вооруженным подпольем в этом регионе",— заявил "Ъ" занимающийся исследованием проблем Кавказа сотрудник Центра Карнеги Алексей Малашенко. Он убежден, что к кадровой перестановке в руководстве СКФО, когда место "эффективного менеджера" Хлопонина занял человек в погонах, президента Владимира Путина подтолкнули силовики, которые считали, что они "незаслуженно были отодвинуты на вторые роли". Как считает эксперт, в качестве аргумента в пользу усиления силовой составляющей в управлении Северо-Кавказским регионом военные могли сослаться на ситуацию в Дагестане. "Обеспечив безупречный порядок во время Олимпиады, а также устранив самую одиозную фигуру вооруженного подполья — Доку Умарова, они (силовики.— "Ъ") убедили президента в необходимости принятия таких кадровых решения",— объяснил господин Малашенко.

Tags: Россия, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments