monnaogg (monnaogg) wrote,
monnaogg
monnaogg

Александр Скобов. Антитоталитарный манифест. 1985 год

Originally posted by alexanderskobov at Александр Скобов. Антитоталитарный манифест. 1985 год
Для тех, кому интересно, что я писал 30 лет назад. У меня наконец-то дошли руки до старых архивов. Этот текст написан мной в 1985 году во время моей второй отсидки. На принудке в психушке. Написан, естественно, тайно и подпольно. И на волю передан по одному мне известным нелегальным каналам. Горбачев был уже на троне, но либерализацией еще и не пахло. Так что на воле рукопись перепечатали по всем правилам конспирации. Закладка под копирку на пишущей машинке в 7 экземпляров, из которых 4 первых уничтожаются. Это чтобы невозможно было определить машинку, если кто забыл. Текст перепечатали и спрятали. Он благополучно пролежал в тайнике до освобождения политзаключенных в 1987 году. Но тогда актуальными были уже другие тексты, а этот нашел свое пристанище в архиве только что созданного «Мемориала». Вот я его теперь оттуда достал и долго с ним мучился. Последний «слепой» экземпляр закладки пишущей машинки не вытягивает никакой самый крутой файнридер. Пришлось все перенабирать. Ну хоть некоторые ошибки переписчика исправил. Итак:

АНТИТОТАЛИТАРНЫЙ МАНИФЕСТ

1. С 1917 года существует советский режим. Он утвердился в кровавой и разрушительной гражданской войне, развязанной его творцами. Эти люди обещали коренным образом перестроить общество и человека, дать всем свободу, справедливость счастье.

Вместо обещанных свободы, равенства, народовластия возникла система, где народ полностью устранен от участия в государственных делах, где его даже не считают нужным о них информировать, а неограниченная и бесконтрольная власть сосредоточена в руках партийной верхушки, отделенной пропастью от своих подданных, циничной и жестокой, тщеславной и самодовольной.

Вместо бурного прогресса и процветания мы получили неповоротливую и малоэффективную хозяйственную систему, не способную сравняться е промышленными странами в уровне производительности и благосостояния, сверхэкспауатацию, истощавшую трудовые ресурсы в первые пятилетки, настоящее разорение, разгром деревни в так называемую коллективизацию и последующий развал сельского хозяйства.

Переделывая общество и человека, строители светлого будущего обрекли десятки миллионов на ужасы сталинских лагерей. Миллионы погибли в них от невыносимых условий жизни, болезней, каторжного труда. Десятки миллионов были искалечены духовно. Людей оболванивали, превращали в бездумные автоматы, готовые делать все, что угодно, по указке вождей. Либо очевидная для многих ложь и фальшь официального общества, бесправие и бессилие простого человека перед государственной машиной превращали его в разочаровавшегося циника, опустошенного приспособленца, равнодушного ко всему, кроме собственного благополучия.

Наконец, противопоставив себя всему остальному миру, претендуя на переделку его по своему подобию, навязывая свою порочную систему силой везде, где у них этой силы хватает, спасители человечества привели его на грань ядерной катастрофы.

2. Все это было не результатом ошибок или извращением благородных идей, а логическим следствием из философии строителей нового общества. Человеческая личность, ее сознание и воля есть продукт общественного бытия — социальных условий, материальных факторов. Никаких абсолютных критериев добра и зла, вечных этических норм не существует. В основе всего — непримиримая, ведущаяся при помощи насилия война классов, движимых своими животными интересами. Нравственно и оправданно то, что служит интересам передового в данный момент касса, а потому совпадает с объективным направлением исторического прогресса и в конечном итоге ведет к созданию совершенного общества. А достигается это общество путем насильственного перераспределения собственности и полным уничтожением классового врага, к которому относятся все, кто противится великому преобразованию. Происками классового врага эта философия, претендующая на универсальное и единственно верное объяснение всех вещей, объявляла любое расхождение с собой.

Эти моменты есть уже у Маркса. Ленин усилил их и дополнил теорией об авангардной партии профессиональных революционеров, которая одна может знать за рабочий класс его кровные интересы и призвана руководить им. Таким образом данной философии изначально были присущи нетерпимость и агрессивность, она проповедовала вражду, ненависть и вседозволенность, одобряла насилие как движущую силу истории. Эта философия обосновывала право группы, возомнившей, что она одна знает и выражает интересы пролетариата, на любое злодеяние, если оно ей выгодно. Она обосновывала притязания этой группы на манипулирование сознанием масс — надо лишь завладеть социальными и политическими рычагами, формирующими общественное сознание.

Простых же людей она лишала внутренней нравственной опоры, делала их беспомощными перед лицом давящих общественных условий. Эта философия сыграла не последнюю роль в той разрушительной работе, которую проделали в душах ее пророки. И вполне закономерно, что именно она стала идеологией тоталитаризма, первый и наиболее полно выраженный пример которого явила советская империя.

3. Определяющая черта тоталитаризма — всеохватывающий принудительный контроль государства над обществом, начиная с политики и хозяйства и кончая духовной жизнью. Если рассматривать его с социально-экономической точки зрения, то можно сказать, что он доводит до конца наметившуюся ранее тенденцию к централизации и монополизации капитала и власти. Государство, вернее, стоящая во главе его номенклатурная бюрократия превращается в коллективного монопольного капиталиста. Но это не просто продолжение и завершение капитализма — это его отрицание. Свобода предпринимательства и конкуренции заменяется централизованным директивным планированием, класс частных собственников — классом бюрократов-аппаратчиков. Государство-монополист возрождает свойственные крепостнической системе формы управления обществом, основанные на внеэкономическом принуждении (применение рабского труда заключенных, прикрепление значительной части рабочих к заводам в 30-е годы, лишение крестьян паспортов до недавнего времени, статья против тунеядства, система прописок и т.д.). Эта система экономически менее эффективна, чем капиталистическая, особенно в условиях бурного развития науки и техники.

Капитализм, основанный на свободном состязании различных общественных групп и признающий, поэтому за ними самостоятельность, в наиболее полном, объеме развил понятия прав человека, личных и коллективных свобод. Тоталитаризм стремится принудительно регулировать общественные отношения, полностью подчиняет интересы отдельных групп и личностей интересам некоего абстрактного целого (класса, нации), что на деле является интересами господствующей олигархии. Поэтому он не признает за личностью никакой независимости, никаких прав. Личность — лишь часть коллектива, общество должно непосредственно формировать ее сознание и определять ее поведение, утверждают идеологи тоталитаризма.

Таким образом тоталитаризм является уродливой, вырожденной ветвью капитализма и вызывает регресс во всех областях.

4. Характерная особенность тоталитаризма — абсолютное господство идеологии над обществом. Государство создает гигантскую машину идеологической обработки населения. Все монополизированные государством средства массовой информации, просвещение, культура подчинены одной цели: навязать каждому идею некоей сверхзадачи — построения во всем мире нового общества. Любое действие правящей олигархии оправдывается как ведущее к выполнению этой ее великой, самой историей данной миссии и направленное всем во благо. Выражение любых мнений, отличных от официального, пресекается силой. Имея монополию на информацию, правящая олигархия может создавать ту картину мира, которую считает нужной, осуществлять в гигантских масштабах обман своего народа.

Но этого мало. Формы воздействия на сознание приобретают черта настоящего религиозного культа. Основатели новой религии и государства превращаются в обожествленных непререкаемых пророков, в чьих цитатах магическим образом находят ответы на все вопросы современности. Непомерных размеров достигает почитание и восхваление правящее партии и ее вождей, каждое слово которых верно, имеет историческое значение, вдохновляет на новые свершения. Все общественные мероприятия от субботников и собраний трудящихся до партийных съездов превращаются в «богослужение», ритуал, призванный привести народ в мистический трепет и выразить всеобщую любовь к «партии и ее ленинскому ЦК». Венец поклонения вождям, цитатам и символам — вставленная на всеобщее обозрение на главной площади столицы мумия правителя.

Система тотальной идеологической обработки рождена невиданными ранее притязаниями государства на формирование сознания, на власть над душами. Цель ее — превратить народ в покорное стадо, в послушное орудие в руках вождей, в податливый материал их социальных экспериментов. Но и сами правители становятся рабами созданного ими культа.

Догма о собственной всемирно-исторической миссии приобретает поистине самодовлеющую власть над ее служителями. Они одержимы манией распространения своей идеологии, своей общественной системы, а в конечном итоге своего господства на все человечество. Именно эта одержимость несет их по безумному пути изнурительной для всех гонки вооружений, заставляет швырять огромные средства на подрыв стоящей на их пути противоположной системы, на борьбу за расширение сферы своего влияния. Постоянная борьба с классовым врагом нужна и для поддержания накала идеологических страстей внутри страны. А чтобы подкрепить свои догмы и потешить имперское тщеславие подданных, советские вожди нуждаются во все новых внешнеполитических победах. Где бы ни возникала конфликтная ситуация, туда сразу протягивают они свои руки. Да они и сама постоянно создают такие ситуации через вскормленных ими проводников своего влияния и идеологии. Везде, где удается, они насаждают тиранические режимы по своему образцу, режимы искусственные, а потому нежизнеспособные и полностью зависимые от своих советских хозяев. Будучи не в состоянии ни наладить хозяйственную жизнь, ни подавать сопротивление своих народов, эти режимы требуют все больших затрат своего идеологического центра на экономическую и военную помощь. Пылают локальные войны, льется кровь. Квинтэссенция этой политики — грязная война советской империи против афганского народа. Не эта политика вызвана страхом перед враждебным окружением. Враждебность окружения вызвана советской политикой идеологических притязаний и глобальной экспансии.

Рабская зависимость от догм наряду со страхом потерять контроль над экономикой заставляет партократию цепляться за изжившую себя систему централизованного планирования. Между тем этой системе все труднее обеспечишь выполнение задач, которые ставит империя. Наконец, патологическая нетерпимость режима к инакомыслию и ожесточенное преследование диссидентов вызваны не столько боязнью, что эта незначительная группа всерьез подорвет господство партийной олигархии, сколько все той же граничащей с религиозным фанатизмам идеологической одержимостью. Номенклатура воспринимает как святотатство, как покушение на свои сакральные привилегии, когда кто-то осмеливается иметь и выражать взгляды, отличные от предписываемых ею, даже просто читать не то, что она разрешает. Ведь полный контроль над душами своих подданных — ее священное право, данное ей обожествленными силами природы — Закономерностями Исторического Прогресса.

5. Современное западное общество далеко от совершенства. Индустриальная цивилизация страдает изначальными пороками и ныне переживает глубокий кризис. Видимо она зашла в глобальный тупик. Но самая страшная и ближайшая угроза человечеству исходит от тоталитарной ее разновидности. Тоталитаризм посягает на то, что делает человека человеком — на его способность самостоятельно, критически мыслить. Он стремится превратить общество в обезличенное стадо дрессированных животных.

Тоталитаризм целиком основан на лжи и насилии. Он не может существовать не лишая подвластных значительной части духовного достояния человечества, не скрывая от народа и не извращая историю — эту коллективную память общества. Он не может существовать, не скрывая и не извращая правды о сегодняшнем положении общества, как своего, так и «капиталистического». Честной и открытой дискуссии он не выдержал бы — обман стал бы слишком очевиден. Агрессивный и нетерпимый по своей сути, тоталитаризм не может поддерживать идеологический дурман, не отравляя сознание народа все новыми дозами страха и ненависти по отношению к им самим создаваемому внутреннему и внешнему врагу.

Тоталитаризм преступен и античеловечен. Существование его не может быть ничем оправданно. Он порочен в своей основе. Его нельзя ни улучшить, ни исправить. Его необходимо заменить полностью противоположной системой.

6. Альтернатива тоталитаризму есть. В ее основе — принцип свободного соглашения между независимыми общественными группами, децентрализация и самоуправление.

Права а функции государства будут до предела ограничены, права и функции свободных самодеятельных ассоциаций максимально расширены. В смешенной экономике самостоятельность предприятий и рыночные механизмы будут сочетаться с общественной координацией. Но планирование будет рекомендательным, а не директивным. Воздействовать на рынок общество будет с помощью косвенных экономических, а не административных рычагов. Вероятно, получат большее распространение кооперативные формы собственности и участие рабочих в управлении производством.

Это не будет точная копия современной западной системы с ее засильем крупных собственников, погоней за производством и потреблением. Но выработанные на Западе гражданские свободы, права человека являются непреходящими приобретениями и должны войти в фундамент нового общества. Ему будет присуща религаозная, идеологическая и политическая терпимость, уважение прав меньшинства, свобода оппозиции, свобода объединений по любому признаку — территориальному, производственному, профессиональному, культурному и т.д., свобода выражения мнений и интересов, свободный доступ к информации. В этом обществе не будет места цензуре. Никто не будет вправе препятствовать кому бы то ни было выражать свои взгляды или читать то, что он хочет. Общество должно признать, что у личности есть права, на которые оно посягать не вправе. Иначе новая господствующая группа захватит бесконтрольную власть над ним, превратит народ в объект своих произвольных манипуляций, совершит новые злодеяния. Самоуправление, народовластие, законность — все это фикция без политических свобод и уважения прав человека. Тоталитаризм несовместим с правами человека и политическими свободами. Осуществление их приведет в быстрому и полному разрушению всей тоталитарной системы.

7. Только когда рухнет тоталитарная система в цитадели тоталитаризма — советской империи, только тогда исчезнет угроза всеобщей тоталитарной «Железной Пяты». Только тогда исчезнет раскол мира на два противостоящих друг другу лагеря, борьба которых высасывает из человечества все живые соки, держит его в постоянном напряжении. Только тогда человечество сможет перевести дух, спокойно оглядеться и всерьез заняться такими проблемами, как отсталость третьего мира, разрушение окружающей среды, истощение приводных ресурсов, пагубное влияние индустриального общества на человека. Возможно, облик цивилизации изменится коренным образом. Но любые общественные изменения должны происходить естественно, по свободному соглашению между людьми. Попытки насильственно перестроить общество в человека приводят лишь к крови, страданиям и разрушению человеческой личности.

8. Тоталитаризм будет побежден не силой оружия. Экономический кризис и поражения во внешней политике сыграют роль в его падении, но главное будет не в этом. Тоталитаризм держится на внутренней разоруженности людей перед ним, на их неспособности оказать сопротивление его давлению. Большинством государственное насилие воспринимается как норма, как естественнее право любого государства и даже не вызывает протеста. При этом каждый заботится лишь о собственном благополучии, люди разобщены. Естественные человеческие связи между ними в значительной степени разрушены, заменены искусственными структурами опутывающих общество казенных организаций.

Когда в людях проснется чувство собственного достоинства, сознание своих естественных прав, потребность в них, тогда люди освободятся от пут навязываемых им представлений, раскрепостятся внутренне. На этой почве между ними возникнет подлинная солидарность. Исчезнет страх и безвольная покорность. Рядом с официальным возникнет второе общество со своей системой взаимопомощи, информации, со своей культурой. В этом обществе права человека будут осуществляться явочным порядком. Реальная жизнь будет идти в нем. За государством же останутся лишь пустые, мертвые казенные структуры, которые перестанут функционировать просто потому, что в них перестанут участвовать.

Власть окажется в вакууме всеобщего осуждения и вынуждена будет рано или поздно отступить. Ненасильственное сопротивление, если оно достаточно массово, организованно, стойко, основано на глубокой внутренней решимости его участников, в конце концов оказывается сильнее любой машины подавления. Человеческая солидарность окажется сильнее государственного насилия. Чтобы стать свободным, народу достаточно только захотеть этого.

9. Духовно поработить всех и каждого советской империи страха и лжи не удалось. Остались люди, которым непонятно, как власть может присваивать себе право определять, что им можно знать, что читать и как им вообще надлежит думать. Остались люди, которых возмущает, что государство, располагающее монополией на средства массовой информации, армией идеологических работников, системой образования, обрушивается с репрессиями на горстку инакомыслящих, не имеющих практически никаких средств для распространения и защиты своих взглядов, и еще навязает это своим правом на самозащиту. Осталась люди, чье чувство справедливости оскорбляет то, что на их родине только за выражение своего мнения бросают в тюрьмы и психбольницы, неизменно отвечая силой на слово. Есть люди, которым кажется диким, что власть лишает своих подданных даже права просто покинуть страну видя в них, подобно старым крепостникам лишь свою собственность.

Те, кто не приемлет лжи и насилия кому невыносима атмосфера приспособленчества и лицемерия, те неизбежно оказываются в конфликте со всей существующей системой, исходящей из принципа «кто не с нами, тот против нас», «шаг в сторону — попытка к побегу». Система не оставляет им иного выбора, кроме как либо пресмыкаться перед ней вместе со всеми, либо противопоставить себя ей. Внутренне отчужденные от официального общества, эти люди собираются вместе, образуя своеобразное гетто духовных изгнанников. Они соединяются для защиты своего права самостоятельно мыслить, мыслить «иначе», для защиты права быть собой, для борьбы за собственное выживание, ибо государство стремится к их полному искоренению и ведет с ними беспощадную войну на истребление. Государство не признает за ними даже права считаться людьми. Любой инакомыслящий для него — это либо психически ненормальный, либо «враг народа», «предатель родины», подкупленный империализмом антиобщественный отщепенец без убеждений и морали. Ведь и убеждения могут иметь лишь сторонники существующего строя.

Так в этой среде возникло движение советских инакомыслящих за права человека. Оно предало гласности факты политических преследований и привлекло к ним внимание мировой общественности, оно осветило положение заключенных советских лагерей, другие стороны нашей жизни, которые режим старается стадливо скрыть. Теперь уже он не может творить свои преступления в тайне от всех. Теперь свободомыслящие круги хотя бы отчасти обеспечены неподцензурной литературой, у них есть теперь независимый источник духовной и интеллектуальной пищи. В этом тоже немалая заслуга правозащитного движения. Репрессии нанесли ему большой урон, но уничтожить его полностью государство не смогло.

Приверженность правам человека, осуществление которых сделало бы тоталитаризм невозможным, объединяет в антитоталитарном движении людей разных политических, философских и религиозных взглядов. Главная общая черта их мировоззрения — отрицание насилия. Они не приемлют общественную систему, основанную на насилии, отвергают насилие как средство достижения своих целей. Карательной мощи империи страха и лжи они противопоставляют лишь убежденность в своей правоте, понятия чести и достоинства, готовность постоять за свои нравственные принципы несмотря ни на какие невзгоды. Участником демократического движения — движения сопротивления тоталитаризму является каждый, для кого невозможно спокойно подчиняться омерзительной системе, мириться с унизительным для человека положением, оставаться в стороне и бездействовать. Для этого не обязательно проводить публичные акции протеста. Достаточно содействовать распространению неподцензурной литературы, передаче замалчиваемой информации. Достаточно оказывать материальную и моральную поддержку преследуемым или даже просто отказываться от участия в официальной общественной жизни, в казенных политических мероприятиях и организациях. Такому движению не нужна формальная организационная структура, которую легко разрушить. Его основа — духовное единение гонимых, личные дружеские отношения, знание каждым, что делать нужно и чего делать нельзя. Разобщенности обезличенной массы в тоталитарном обществе оно противопоставляет солидарность независимых личностей.

Чем многообразнее и шире будут связи между свободомыслящими, чем сплоченнее будет их круг, тем в большей степени он будет средоточием независимой духовной жизни. Тем в большей степени будет он играть роль носителя альтернативной системы ценностей, центра притяжения для всех, кто ищет выхода из нравственного тупика, в который завело людей советское общество. Сохранившая традицию сопротивления община непокорных сыграет свою роль в пробуждении общественного сознания и возникновении массового демократического движения, даст этому движению верный ориентир.

10. Советская империя переживает глубокий моральный кризис. Обостряются экономические трудности. Наступательный потенциал империи выдохся. Ее внешняя экспансия получает все более решительный отпор. Как и все существовавшие ранее деспотии, тоталитаризм не вечен. Естественная человеческая природа окажется сильнее стремящейся убить ее системы. Крушение тоталитаризма исторически неизбежно.

Ленинград, 1985 год
Tags: Россия, история, свидетельства
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments