monnaogg (monnaogg) wrote,
monnaogg
monnaogg

Перевод статьи из Экономиста

Пришлось править гугль-перевод, все-таки далеко ему еще до внятного читабельного текста. О художественности изложения речи нет, ляпов тоже осталось достаточно (запятые!!), но смысл вполне передает.

Оригинал тут.

Еще в марте, когда Барак Обама посетил Гаагу, и призвал Европу рассматривать российскую интервенцию в Украину как угрозу международному порядку, он получил довольно скептический ответ. Как и большинство Европы, Нидерланды достаточно неохотно отнеслись к попытке объявить санкции в отношении Москвы, а среди голландской общественности появилась тенденция относиться к украинскому конфликт как этнолингвистическому столкновению или как к проявлению российско-американского противостояния.

"Международный порядок" - достаточно трудная для конкретизации концепция, и в голландской политической сфере поддержка серьезных шагов по наказанию России за нарушение суверенитета Украины было невелика, особенно если такие шаги будут стоить голландским компаниям много денег. Было тяжело убедить граждан богатой, благополучной стране в самом сердце Западной Европы, что их безопасность под угрозой из-за неприятностей на периферии Европы, и что им необходимо противостоять наступлению этого странного гибрида авторитарного национализма и мафиозности в лице режима Путина.

Никто не мог себе представить тогда, что русский авантюризм на периферии Европы приведет к кошмару прошлой недели. Пассажиры на борту сбитого над Украиной авиалайнера могли быть из любой страны. Они оказались голландцами, и это ставит Нидерланды в неудобное положение. В дни, последовавшие за падением самолета, риторика из Вашингтона, Лондона и Канберры была напористой и жесткой, в то время как позиция Гааги была осторожна. Г-н Обама, который призвал Россию "отвернуться" от повстанцев, явно рассматривает кризис MH17 как возможность полностью остановить российскую интервенцию в Украине. Марк Рютте, голландский премьер-министр, был сосредоточен главным образом на необходимости проведения независимого расследования авиакатастрофы, вывозе тел, и призывах наказать "виновных" (чьи личности он не называет).

Одна из причин такой разницы в позициях США и Голландии - это отражение голландских коммерческих интересов в России, таких как огромные инвестиции компании Shell в сибирских нефтяных месторождений, как сообщает Томас Erdbrink в New York Times. Нидерланды также являются одним из главных мировых центров для подставных компаний, созданных для уклонения от уплаты налогов, что россияне активно используют. По сведениям сайта Follow the Money, эти зарегистрированные в Голландии российские холдинговые компании формально делают Нидерланды вторым крупнейшим в мире инвестором в Россию. (Другой голландский сайт отметил, что Русский оборонный конгломерат РОСТЭК, который, скорее всего и построил ракету, которая сбили MH17, имеет несколько таких подставных компаний со штаб-квартирой в Амстердаме.) Голландская политическая позиция часто описывается как колеблющаяся между "проповедником" и "купцом": время от времени Нидерланды впадают в моралистический тон по отношению к остальной части мира, в другие времена ее интересы чисто диктуются чисто деловой составляющей. Как минимум последние десять лет позиция "купца" брала верх.

Но различные ответы также отражают различные инстинктивные отношения двух стран к международной агрессии. Нидерланды, маленькая страна, зажатая между крупными европейскими державами, научилась быть примирительной и дипломатической. Америка, сверхдержава, без недружественных границ, видит себя в качестве глобального поборника либеральной демократии и гарантом международного порядка. Америка быстро превращает международные конфликты в моральные крестовые походы, и использует эти крестовые походы для политического преимущества и усиления своей геополитической мощи. И, несмотря на все ее недостатки, факт остается фактом, что Америка по-прежнему является мировым чемпионом либеральной демократии и гарантом международного порядка. Нет другого кандидата на эту работу.

Эти различные отношения к международным кризисам поражают отчасти потому, что в других отношениях Америка и Нидерланды разделяют очень большое количество ценностей. Обе страны основаны на принципах религиозной свободы, либеральной демократии, верховенства закона, свободы предпринимательства, сильного и активного гражданского общества, экономической справедливости, многонационального равенства и следованию правилам международного порядка. Это может звучать как лестная болтовня, которую ожидаешь услышать в речи посла, но в случае с Нидерландами это является чистой правдой. Голландия, как и Америка, построена на либеральных идеалах Просвещения.

Другими словами, Америка и Нидерланды находятся в центре того, что мы привыкли называть "Запад" или "свободный мир", который теперь простирается от Японии и Тайваня, с остро оспариваемой границей где-то в Восточной Европе. С тех пор как Россия захватила Крым в феврале Америка пытается доказать, что украинский кризис является испытанием на сколько это глобальное сообщество демократических государств, живущее по согласованным нормам, готово отстаивать свои позиции. В начале конфликта казалось, что ответ на этот вопрос отрицательный. Как написал Олаф Koens, российский корреспондент голландской газеты Volkskrant:

[Мы] делали вид, что в Росси не происходило ничего серьезного, это был шедевр политики страуса. Мы считали, что пока мы соблюдаем нормы приличия, делаем бизнес как обычно, пока растут продажы, швартуются суда в порту Роттердама, и мы позволяем уголовным режимам использовать наши чудесные налоговые правила - до тех пор все будет в порядке.

Когда MH17 был сбит, пишет г-н Koens, этот, казалось бы, далекий конфликт постучал в нашу дверь. Для многих голландцев катастрофа стала тревожным звонком, который мало чем отличается от того, как теракты 11 сентября повлияли на США. Но то, что будет происходит дальше, совсем не однозначно. Собственный болезненный опыт Америки 2001 года вдохновил ее на десятилетнее вмешательство на Ближнем Востоке, что, в конечном счете, оказалось ошибочным и принесло только разочарование; действительно, это погубило аппетит к усилиям по построению демократии в других местах. Какой же ответ требуется в ситуации на Украине? И чем же эти ситуации отличаются?

Мне кажется, что Украина отличается тем, что она находится в Европе. Украина отличается тем, что сотни тысяч украинцев, поддержанные большинством населения, вышли на улицы и под угрозой пуль стали требовать, чтобы страна присоединилась к Европейскому Союзу. Украина отличается тем, что два месяца назад украинцы подавляющим большинством избрали нового президента, который просит Запад о помощи, чтобы защитить свою страну. Украина отличается тем, что Запад не должен строить ее: еще полгода назад было не очень понятно, насколько Украина является реально существующим государством, однако она стала таковым сейчас под давлением войны. (Как сказал Чарльз Тилли, "Государства рождают войны, а войны рождают государства».) Украина отличается тем, что является передней линией обороны против коррумпированного, постмодернистского подхода Путина к международным манипуляциям мафиозного толка.

За последние несколько дней отношение Голландии к России становится все более напряженным. Тела голландских жертв возвращаются домой на фоне общенационального дня скорби, и все больше и больше голландцев говорят, что они поддерживают санкции против режима Путина, даже если это больно ударит по голландской экономике. Это своего рода карательный альтруизм, к которому американцы привыкли по крайней мере со времен первой мировой войны. В то время как этот подход довольно часто дает осечки, он также является необходимым ингредиентом для построения и обеспечения того самого международного порядока, о котором Обама говорил еще в марте. Это была действительно довольно хорошая речь. "[Мы] живем в мире, в котором наши идеалы быдут оспорены снова и снова силами, которые тянут нас назад в конфликт и коррупцию", сказал г-н Обама.

Мы не можем рассчитывать на кого-то еще, кто бы взял на себя эти испытания. Политика вашего правительства, принципы Европейского Союза, будут играть решающую роль в том, сможет ли международный порядок, на построение которого ушло столько усилий предыдущих поколений, будет ли это порядок двигаться вперед или он будет отступать.

Когда украинцы вышли на улицы в прошлом году и свергли своего коррумпированного президента, это именно то, что они требовали: жить в "нормальной стране", в правовой демократии, которая является частью этого международного порядка. В то время, многие голландцы и американцы не понимали, почему они должны идти на жертвы, чтобы помочь украинцам. Теперь, возможно, они это понимают.
Tags: mh17, Россия, Украина, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments