monnaogg (monnaogg) wrote,
monnaogg
monnaogg

начать переустройство государства с Донбасса

Originally posted by bud_bat at начать переустройство государства с Донбасса

Моя ежепятничная колонка в завтрашнем "Дне":
Русский язык: http://www.day.kiev.ua/ru/blog/obshchestvo/1306-19062014
Украинский язык: http://www.day.kiev.ua/uk/blog/suspilstvo/1306-19062014

Окно в прошлое. То, что происходит сейчас на Донбассе очень похоже на грандиозную историческую реконструкцию. И это не заслуга одного из лидеров террористов в прошлом офицера ГРУ историка-реконструктора Стрелкова/Гиркина. Собственно, эта трагическая фигура мало в чем определяет ход событий на Востоке Украины, хотя и его воспаленное воображение возродило в осажденном Славянске традиции сталинской эпохи. За пределами Славянска, на территории Донбасса, контролируемой террористическими группировками, время повернуло вспять еще дальше — во времена Гражданской войны. Нет, я далек от того, чтобы считать события на Востоке Украины гражданской войной. Аналогии здесь другого порядка. — Безвластие, засилье на местах бандитских группировок, разгул криминалитета, тесно связанного с местными «революционными властями», экспроприации государственного и корпоративного имущества, конфискации частной собственности… Оглушающая человеконенавистническая пропаганда и повсеместная охота на ведьм… Человек с автоматом в любой момент может выселить тебя из квартиры, забрать машину, потребовать выкуп за похищенного члена твоей семьи… Разграбленные музеи, банки, захваченные боевиками университетские городки, гражданские заложники, отсутствие света, воды… Для полноты погружения в далекий 1919-й не хватает лишь лютой голодной зимы и эпидемий. Отличие от событий 100-летней давности еще в одном. — Голод и холод в 1919-м были следствием кровавого гражданского конфликта; в 2014-м же гуманитарная катастрофа является целью новоявленных «революционеров», их главным оружием достижения искомой цели — разрушения украинского государства, развязывания уже не локального гражданского, а провокация полномасштабного военного конфликта между Украиной и Россией.


Как и в далеком 1919-м, растет усталость местного населения от войны. Да, очень многих, если не большинство местных жителей нельзя назвать патриотами Украины, или даже ее симпатиками. Однако, вкусив «прелести» сепаратизма, большинство из них, вопреки своим иллюзиям и убеждениям, готовы сейчас поддержать любую власть, которая обеспечит им мир и покой — будь-то столь желанная ими Россия, или столь ненавидимый ими Киев. И отсрочка, или вовсе отказ от прямой вооруженной агрессии Кремля, дает киевским властям шанс не просто вернуть мятежные области, уничтожив в ходе военной операции террористов, но и завоевать сердца людей, вчера еще смотревших на Киев с подозрением и нетерпимостью. Главная битва на Донбассе ведется сейчас не на полях сражений, — здесь идет сражение за тех, кого мы презрительно и чаще всего заслуженно называем «совками». Эти люди с надеждой смотрели на Москву, но та, вместо обещанного рая дала им лишь войну, разрушения, смерти близких. Что принесут им украинские силовики, порохом и кровью освобождающие сейчас украинскую землю от сапога оккупанта? Придут ли они как победители, как завоеватели, навяжут ли они жителям Донбасса чуждый им образ жизни, или принесут с собой права и свободы, о которых столько говорили на Майдане, — прежде всего, право на собственные убеждения? Ответов на эти вопросы ждут сейчас почти все жители Донбасса, и, именно с ответов на эти вопросы и следовало бы начать тот самый «диалог с Донбассом», о котором столько говорят в последние месяцы.

Готовы ли мы говорить с Донбассом? Так уж получилось, что тезис «услышать Донбасс» для большей части Украины приобрел негативное ироническое звучание. — Те люди, которые от имени Донбасса требовали диалога, на самом деле думали лишь о торге именем Донбасса за сохранение привычных им привилегий, места в политической элите страны, за доступ к кормушке государственного бюджета. Уступки им, на которые была вынуждена идти в последние месяцы киевская власть, как ей казалось, во имя примирения, лишь подлили масла в огонь, в глазах многих дончан и луганчан скомпрометировав ее как режим надоевших и Донбассу олигархов. У многих из нас сложилось предубеждение, что на Донбассе воюют лишь российские наемники и местный криминалитет, хотя среди взявшихся здесь за оружие много идеалистов, мыслящих категориями социальной революции или просто борьбы с прогнившим коррумпированным режимом, составной частью которого являются олигархические кланы, подобно паразитам сосущие кровь украинской экономики. И в переговорах с Киевом из их уст неоднократно звучал упрек в том, что новая украинская власть оставила на свободе такие одиозные личности как, к примеру, Александр Ефремов. Как объяснить им, что именно вооруженное противостояние на Донбассе мешает немедленному роспуску Парламента, — главного оплота одинаково ненавистного во всех частях Украины уходящего в прошлое преступного режима?

На Востоке есть с кем говорить. Нет, это не депутаты-регионалы, давно растерявшие какую-либо поддержку у местного населения, и не коммунисты, вставшие на путь прямой государственной измены, и, как партия, доживающие в Украине свои последние дни. И с российскими наемниками и вооруженными бандитами разговор может идти лишь об условиях сдачи, лишь в крайнем случае права беспрепятственного ухода на территорию России. Говорить здесь стоит лишь с простыми луганчанами и дончанами, какими бы глухими к нашим обращениям, какими бы просоветскими они бы сперва ни казались. Кто-то возразит: «До этих людей невозможно докричаться!» — ­­Да, докричаться, как правило, нельзя ни до кого из людей. Криком передаются лишь самые простые лозунги и команды. Криком этими людьми уже управляли много лет местные бандиты у власти, а уж командира или штатного пропагандиста из чужой им среды эти люди и вовсе не станут слушать… Как же с ними говорить? Простой и доступный рецепт разговора с этими людьми изложили еще в далеком 1975 году писатели Аркадий и Георгий Вайнеры в своем романе «Эра милосердия», известном нам по до сих пор популярному советскому сериалу «Место встречи изменить нельзя». Помните, что там советовал начинающему оперативнику видавший виды волк сыска Глеб Жеглов: «…Будь к человеку внимателен, и старайся подвинуть его к разговору об нем самом... Найди тему, которая ему интересна... Проявляй к человеку искренний интерес... Вникни в него, узнай, чем он живет…». — Если ты хочешь, чтобы тебя услышали, научись сперва слушать сам.

На самом деле, на Востоке Украине предоставляется уникальный шанс. Государственный аппарат, — местные советы, государственные администрации, милиция, практически уничтожены. Восстанавливать их, вновь вручив власть тем, кто сегодня словом, деньгами или непосредственным соучастием в террористической деятельности выступает против Украины? Или отдать Луганскую и Донецкую область на откуп олигархическим кланам в обмен на гарантии лояльности к Киеву? — Это прямой путь окончательно потерять Донбасс, предав тех немногих, кто сохраняет здесь верность нашей стране и в эти тяжелые дни, похоронив надежды тех, кто ждет реальных перемен. Шанс Украины состоит в том, чтобы начать реформы, переустройство государства с Донбасса. Как еще услышать настоящий Донбасс, если не возродив местные общины, не начав обещанную децентрализацию с восточных областей Украины?! Как еще сохранить Донбасс в составе Украины, как не полностью обновив состав и изменив принцип формирования местной милиции, как не на 100% обновив суды и прокуратуру?! Стоит ли сейчас на дымящихся руинах Донбасса отстраивать убогие советские бараки, или, вместо этого, начать строительство новой Украины там, где развал старой системы проступает очевиднее всего?! Мы столько говорили о том, что Донбасс является чуть ли не главным тормозом Украины на ее пути в Европу. Так почему бы не превратить этот тормоз в локомотив столь желанных нами перемен, в площадку реформ и экспериментов? Столько лет голоса с Донбасса твердили, что остальная Украина только болтает, пока Донбасс работает. Так почему бы не дать шанс Донбассу доказать это делом?!

Мы все слишком долго жаловались на то, что наши оппоненты не хотят нас слышать, не понимают нас. Возможно, красноречивее всех слов окажутся реальные дела, реальные изменения в повседневной жизни людей, живущих на Донбассе. И хорошо бы, чтобы изменения эти начались не с языковых вопросов, и не со сноса памятников, а с открытой власти, честных судов, порядка на улице, доступных медицины и образования, — с маленьких, но таких важных улучшений, которых Донбасс не видел еще за все годы своей истории. Возможно тогда, пусть и не сразу, с годами, но эти люди сочтут, что главной ценностью для них являются не символы прошлого, а те принципы, по которым живет большая часть этой страны. Возможно тогда они сочтут это государство своим… — Это будет тяжелый разговор, но оттягивать его уже некуда.

Tags: Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments