monnaogg (monnaogg) wrote,
monnaogg
monnaogg

«Футурологический конгресс» ©

Originally posted by susel2 at «Футурологический конгресс» ©


      Что заставило меня вспомнить о блистательном романе С.Лема, название которого вынесено в заголовок этого поста? Да все то же, все оно же. То, что в последнее время занимает такое серьезное место в обсуждениях в социальных сетях вообще и в блогах друзей в частности: феномен путинской пропаганды в ее различных видах и способы борьбы с ней.  Причем, судя по всему, ожидать, что тема эта отойдет на второй план в ближайшее время не приходится, скорее – увы – наоборот.

   У Лема контроль  над массами людей и иллюзия «золотого века» достигались при помощи массированного применения галлюциногенов (на самом деле, как всегда у Лема, все намного многослойнее и изысканнее, но я не собираюсь пересказывать великого фантаста: кто не читал – восторженно рекомендую, кто читал – надеюсь, вспомнит). Собственно, фраза: «Что им там, в воду, что ли, что-то подмешивают?!»  - когда речь заходит об успехах путинской пропаганды в России, это уже почти даже и не сарказм. Это – почти уже на грани рефлекторной реакции разума, столкнувшегося с необъяснимым явлением и бьющегося над решением этой загадки.

      Но, как видим, «подмешивание в воду», даже если допустить его как гипотезу, должно происходить уже практически во всемирном масштабе, а это, как ни говори, дело трудоемкое. Приходится извлекать из чехла Бритву Оккама, отсекать ненужные сущности и пытаться разбираться в этом неприглядном явлении как есть: практически в полевых условиях. Собственно, на эту тему уже так много было сказано, что я отнюдь не могу претендовать на какие-то «открытия» в этой области. Моя задача, как я ее вижу, состоит скорее в систематизации накопленных наблюдений, поскольку именно с этого начинается серьезное изучение любого феномена.

     Итак, до сих пор мы могли наблюдать, что успех путинской пропаганды строится на двух, так сказать, краеугольных камнях: 1) собственно на пропагандистских технологиях и, 2) на наличии аудитории, готовой не только с готовностью, некритично, воспринимать пропаганду, но и «интернализировать» ее. То есть, прослушав пропагандисткую передачу или прочитав пропагандистский текст, через какое-то время выдавать почерпнутые там идеи за «свои собственные».
     Начнем с первой составляющей путинской пропаганды: собственно технологий, при помощи которых она внедряется. Здесь все довольно очевидно, и хорошо поддается систематизации.


  1. Массированность. В данном случае этот прицип заключается не просто в трансляции неких пропагандистских идей и сюжетов в массовом порядке в разнообразных СМИ, но и – такой уж оксюморон получается – в массово-индивидуальном подходе.  Этот подход применяется в соц.сетях, где, если следить за процессом достаточно внимательно, буквально на глазах создаются «идентичности» все новых и новых юзеров: они разнообразны, соответствуют разным социальным и возрастным группам и апеллируют к самым разнообразным чувствам и ценностям потенциального читателя. Достаточно типичный пример такого «образа» подвергся детальному разбору в блоге Марии  Говоровой,  так что в данном конкретном случае уже ни прибавить, ни убавить нечего.

Однако,  такие «виртуальные индивидуальности»  создаются и запускаются в социальные сети в массовом порядке. Некоторые из них разработаны тщательно, за ними стоят конкретные личности (совершенно не обязательно соответствующие полу, возрасту или роду занятий, описанным при создании аккаунта), некоторые – менее тщательно, когда несколько «виртуальных персонажей» могут контролироваться одним и тем же человеком, причем «виртуальные персонажи» легко перетекают из одного в другой: по мере снижения эффективности одного аккаунта, «куратор» создает другой, третий и так далее.

             На самом деле, количество людей, фактически занятых в осуществлении «массово-индивидуальной» пропаганды в соц. сетях может быть не так уж и велико. Это необходимо иметь в виду.  Поскольку один «куратор» может одновременно контролировать несколько «виртуальных персонажей» (которые могут вступать друг с другом в беседы, поддерживать друг друга, тем самым подкрепляя эффект «массовости» и правдоподобия происходящего), а потом и «перерождаться» по мере необходимости, то количество пропагандистских троллей (не беру это слово в кавычки, т.к. оно, мне кажется, прекрасно отражает истинную природу обсуждаемого явления), видимо, все-таки надо делить хотя бы на два. А, может, и на бОльшее число. К сожалению, пока не представляется возможным выяснить, на какое именно.  Но – всему свое время, думаю, мы узнаем и это.

  1. Повторяемость. Это, на самом деле, очень старый пропагандистский принцип, не требующий долгого объяснения. Он заключается в том, что некоторые (доведенные до предельной простоты) мысли повторяются, причем даже не обязательно на разные лады, снова, снова и снова. Учитывая фактор п.1, а именно – «массированно-индивидуальный подход» в сочетании с деятельностью СМИ, в современных условиях это производит как бы «стереофонический эффект», создает иллюзию того, что эти мысли – как бы сами собой разумеющиеся истины, не нуждающиеся в доказательствах. Их восприятие и «интернализация», таким образом, значительно облегчаются.



  1. Полный, абсолютный и совершенный отрыв пропаганды от реальности. Это необходимо отметить, как принципиально новую черту, если можно так выразиться пропагандистское «ноу-хау», видимо, впервые примененное именно путинскими политтехнологами. Фальсификация фото- и видеоматериалов стала повальной, не говоря уж о «просто новостях», неких «фактах» или обвинениях, предъявляемых противнику. Все это создается по мере необходимости буквально из ничего, на ровном месте, без каких-либо подтверждений или оснований. Разумеется, этот прием использовался пропагандой и раньше, но никогда он не становился одним из основных, никогда откровенная и неприкрытая ложь не составляла основу новостных лент в СМИ или поводов для обсуждения в соц. сетях.

   Разумеется, рано или поздно (а в наше время – скорее рано) истинное положение вещей выясняется. Видео-   и фотофейки разоблачаются, реальные факты становятся известны от очевидцев.  Но путинских пропагандистов это не останавливает: массовость подхода обеспечивает то, что до большинства аудитории, скорее всего, разоблачения дойдут не сразу, а, может, и не дойдут вовсе. Здесь – еще и еще раз – срабатывает массовость подхода. Пропагандисты могут работать, если потребуется, буквально в три смены и умножить количество активных «виртуальных юзеров» в несколько раз, так что «виртуальная реальность», создаваемая таким образом, имеет хороший шанс закрепиться в сознании аудитории. Так – у нас на глазах – создается «альтернативная виртуальная реальность», иначе говоря – «Матрица».


  1. Упреждающие обвинения противника. Путинская пропаганда «проецирует» на противника свои собственные намерения, действия и качества, причем делает это со значительным опережением.  Так, обвинения украинских националистов в «нацизме» прозвучали задолго до того, как ВВП сам провозгласил доктрину русского нацизма. Кстати, в связи с этим интересно отметить, что по итогам только что прошедших выборов в Украине кандидаты от крайних националистических партий получили весьма низкий процент голосов (Тягнибок – 1,1%, Ярош - менее 1%), и это при том, что Нацфронт Мари ле Пен, с которой встречается Нарышкин и которую поддерживает сам ВВП, того же 25 мая получил 25%.

Если путинская пропаганда обвиняет кого-то в терроризме, значит, следует ожидать терактов, совершенных путинскими агентами. За обвинениями в агрессии естественным образом следуют акты агрессии со стороны российского руководства. Ну, и так далее.
В принципе, об этом следует помнить хотя бы для того, чтобы на основе подобных «упреждающих обвинений» прогнозировать действия российской стороны. Так что в каком-то смысле осознание данного пункта имеет и серьезное прикладное значение.


  1. Истерическая эмоциональность и агрессивность. Эти черты являются практически универсальными признаками пропагандистской ангажированности. Сейчас речь идет даже не о СМИ (среди которых неангажированных осталось раз-два и обчелся, да и тем приходится периодически публиковать путинских пропаган...дистов для того, чтобы выжить).  В СМИ истерика стала уже основной тональностью, в которой ведется вещание.

Гораздо интереснее посмотреть в этом смысле на агентуру, работающую в соц. сетях. Именно преувеличенная, неестественная эмоциональность (во всей ее гамме: от гнева до восторженности), а также агрессивность и безапелляционность в формулировке своих мыслей являются тем «клеймом» (или, если выражаться изящнее, «брендом», что то же самое), по которому можно определить ангажированного юзера.  Создаваемые пропагандистской агентурой образы могут быть весьма разнообразны, так же, как и транслируемые ими крайние эмоции: от мужской «ярости благородной» до девичьей «дрожи в коленках» или дамского «обожания». Тут главное не в самой эмоции, а в преувеличенности и безапелляционности ее проявления.

В процессе построения «альтернативной виртуальной реальности» бьющие через край эмоции и предельная агрессивность в преподнесении информации являются тем раствором, который связывает между собой и удерживает все остальное: не имеющие никакого отношения друг к другу, а также полностью вымышленные утверждения, «факты» и «примеры из жизни». Эмоции обрушиваются на аудиторию именно для того, чтобы оглушить ее, буквально отключить способность анализировать происходящее на экране или то, что описывается в тексте.
       Действует это, разумеется не на всех, но, надо признать, на большинство современной российской публики – увы – все эти методы в своей совокупности оказывают заметное воздействие.


     И вот тут мы подходим к рассмотрению второго «краеугольного камня» путинской пропаганды: аудитории, на которую эта пропаганда рассчитана. Недавно в беседе на сходную тему уважаемая esli_mysli  использовала очень удачную, как мне кажется, метафору того, как современные российские элиты формируют свою базу поддержки (именуемую иногда в пропагандистском запале «электоратом»): она назвала это созданием Северной Кореи-light. В том, что касается нынешних тенденций это описание, видимо, совершенно точно. В долговременной же ретроспективе приходится признать, что сейчас мы находимся в «хвосте» процесса, длящегося уже около ста лет, и далеко не всегда этот процесс может быть охарактеризован как “light”.

     Тема формирования того, что А.Зиновьев назвал феноменом Homo Sovieticus и последующих процессов – огромна, и она во многом перекликается с темой последствий прихода к власти в России «касты палачей», поскольку два этих явления являются двумя сторонами одной и той же медали. К этой теме, несомненно, придется еще вернуться более подробно, а сейчас достаточно будет лишь вкратце напомнить хорошо всем известные, но редко перечисляемые в одной последовательности, факты:

- после 1917 года в России были ликвидированы все образованные элиты «царского времени», часто включая и тех, кто успел получить лишь среднее (гимназическое) образование. «Философский пароход» - лишь один из примеров. Кто мог – уехал, кто не смог - был, по большей части, убит или погиб в лагерях, часто – вместе с членами семьи;
- во время Гражданской войны (а затем – в процессе коллективизации, во время Голодомора) было практически ликвидировано крестьянство, причем именно так его часть, которая знала, как нужно организовать быт, общественную жизнь и имело твердые нравственные и моральные представления о человеческой жизни;
- сразу после 1917 года были ликвидированы вообще все политически активные слои общества, от левых до правых, независимо от идеологии, просто по принципу того места, которое они занимали в общественной жизни;
- в процессе «партийных чисток» были ликвидированы те члены ВКП(б), которые имели мнения, хоть чем-то отличные от текущей «линии партии». Любая инициатива или собственное мнение оказывалось наказуемо, как правило, «без права переписки»;
- массовый террор продолжался до начала 50х годов. За это время успело вырасти по меньшей мере два поколения людей, усвоивших, что инициатива – наказуема в самом прямом и буквальном смысле, а инакомыслие может выражаться даже в самой невинной шутке.

    Процесс «отрицательной селекции» по принципу «выбраковывания»  из общества всех его наиболее инициативных, самостоятельных, талантливых (в любом отношении) и вообще хоть чем-то выдающихся членов, происходил в весьма жесткой (расстрелы, лагеря) форме до 50х годов, а затем продолжался в более мягкой форме (аресты, психушки, увольнения с работы) в 60е – 80е годы. За это время Homo Sovieticus сформировался полностью, и принципом этого формирования – хочу подчеркнуть – была «отрицательная селекция» по принципу конформизма, общей «усредненности», незаметности, морального и нравственного релятивизма и – в конечном счете – совершенно циничного отношения к тому, что принято называть «гуманистическими принципами» или «духовными ценностями».

     В 90е годы мы могли наблюдать процесс ликвидации «не вписавшихся в рынок» в форме буквального «выдавливания» за рубеж всех, кто имел хоть какую-то возможность уехать благодаря своей квалификации или религиозной принадлежности, т.е. людей на то время, опять-таки, наиболее образованных (brain-drain, блямкающее слово, обогатившее многие страны мира лучшими специалистами во многих сферах знания) и имеющих твердые нравственные представления. Это было своеобразным историческим повторением последствий 1917 г., только в более мягкой форме. Последствия для российского общества, однако, оказались весьма сходными. Оно – в очередной раз – утратило «социальный скелет» и моральные ориентиры, которые были заменены государственными структурами и государственной идеологией.

     Именно этот процесс – в несколько замедленной форме (Северная Корея light) – продолжается с России и сейчас, обеспечивая естественный отток всех, кому нынешний российский режим так или иначе не близок, причем самому режиму это не стОит буквально ни копейки. Кроме, разве что, затрат на пропаганду , с чего, собственно, мы и начали этот пост.

     Разумеется, хотелось бы надеяться, что общество, обрисованное в «Футурологическом конгрессе» Лема так и останется в области фантастики. К сожалению, пока мы видим, что создание «виртуальной реальности» средствами пропаганды возможно даже не прибегая к экзотическим средствам типа галлюциногенов или – как в «Матрице» - сложных компьютерных симуляторов. Люди, лишенные навыков социальной самоорганизации, привыкшие к тому, что наилучшей стратегией выживания является конформизм и циничное отношение к жизни, оказываются легкими жертвами пропагандистских методов, применяемых к ним сейчас российским режимом. Такие люди сами с готовностью строят свою «матрицу»: она создает иллюзию структуры, иллюзию моральных ценностей, она предоставляет ответы на те вопросы, без которых жизнь человеческая не имеет смысла даже для самых отъявленных циников. Естественно, что на попытки разрушить эту «матрицу» ее обитатели реагируют крайне агрессивно и раздраженно.

    Но это не означает, что нужно оставить попытки ее разрушения. Начать можно... да вот хотя бы с романа Лема «Футурологический конгресс».  Следующие шаги требуют бОльших усилий.
     Прежде всего необходимо осознать, что современная путинская пропагандя является действительно тотальной и не ограничивается лишь СМИ: скорее наоборот, наиболее активным ее «фронтом» являются социальные сети, причем, не только российские, но – теперь – и зарубежные. Без такого осознания – как бы дискомфортно они ни было в какой-то момент (выход из «матрицы», как и избавление от действия галлюциногена не бывает легким) противостоять ей невозможно. А дальнейшее – это работа интеллекта. Необходимо научиться отбрасывать эмоциональную мишуру, сравнивать новые «фактоы» с тем, что уже было установлено, сравнивать стиль подачи материала у разных авторов.  Словом, критический анализ всего того, что мы видим, слышим и читаем должен стать своего рода интеллектуальным рефлексом, совершенно необходимым, если мы не хотим провести остаток дней своих в пропагандистском дурмане.

Tags: Россия, ментальность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments