monnaogg (monnaogg) wrote,
monnaogg
monnaogg

Ю. Фельштинский. Путин стал вторым. И последним. Часть 1.

Originally posted by felshtinsky at Ю. Фельштинский. Путин стал вторым. И последним. Часть 1.


– Россия инициировала и подогревает конфликт на юго-востоке Украины. Военные действия в Луганской и Донецкой областях продолжаются, Россия проводит военные учения во всех приграничных зонах, разными путями демонстрирует миру свои военные возможности. Будет ли в 2015 году большая война? Эксперты говорят о возможной агрессии в отношении стран Балтии или Грузии, открытом военном вторжении вглубь Украины. Начнет ли Путин какое-то новое наступление?

– Россия, к сожалению, неоднократно в последние годы была вовлечена в кровопролитные войны и со своими собственными согражданами, и с соседями. Следует вспомнить о двух военных кампаниях в Чечне и вторжении в Грузию в 2008 году. Из этого следует, что нынешнее российское руководство, и прежде всего Владимир Путин, не боятся проливать кровь, причем большую кровь. 2014 год принес нам вторжение России в Украину. Можно ли считать, что на этом закончились планы внешней экспансии России и что российские войска будут удерживать ту демаркационную линию, которая образовалась сегодня? Думаю, что считать так неправильно, потому что эту линию удерживать невозможно.

Принесет ли 2015 год продолжение крупномасштабных военных действий? Уверен, что принесет, поскольку ни в поведении российского руководства, ни в риторике российских политиков, военных и кремлевских пропагандистов нет ничего, что указывало бы на смену агрессивного курса. Направление российской агрессии тоже очевидно: любой образованный человек, взявший в руки европейскую карту, поймет, что на уровне 2015 года есть две стратегически уязвимые территории: Украина и Белоруссия. Только после захвата этих территорий можно будет рассуждать о следующем этапе агрессии: Молдавии, Прибалтийских государствах и Польше. Понятно, что Польша в этом списке стоит последней, а Грузия, как мне кажется, свою войну уже отвоевала, подобно Финляндии, потерявшей в свое время часть территорий, но сохранившей независимость.

– Если война вероятна, можно ли как-то предотвратить ее, или такие механизмы, если их однажды запустить, уже не останавливаются? Есть ли какая-то неизбежная историческая логика развития у подобных конфликтов?

– Любую войну можно предотвратить. Проблема в том, что предотвращенная война не входит в историю как война, не запоминается современникам, и по этой причине невозможно привести очевидный пример «предотвращенной войны». Демократии всегда входят в войну из-за неизбежности, под давлением обстоятельств; диктатуры – ради победы, славы, переписывания истории, перекройки границ. Неотъемлемой частью подготовки военной кампании и начального ее этапа в диктатурах является блеф и пропагандистская атака. В политическом покере, как и в обычном, сопернику нужно время, чтобы оценить уровень блефа противника. Поэтому на начальном этапе военной кампании агрессор всегда получает преимущество: как Гитлер в 1939 и 1941 годах, как Путин в 2014-м. Это преимущество со временем исчезает, поскольку воздействие блефа краткосрочно. После этого начинается большая война, где слабая сторона проигрывает. Возможно ли, что в этой войне Россия окажется сильной стороной и победит? Нет, такое абсолютно невозможно.

– Будут ли у путинской России союзники в этой войне?

Ответ на этот вопрос у нас уже есть: у России в этой войне нет союзников. Даже в момент захвата Крыма у России союзников и сторонников не было, хотя Крым был аннексирован мирно, как в свое время Судеты и Австрия. Тем более нет у России союзников сегодня, после того как полилась большая кровь, – потому что несколько тысяч погибших на Востоке Украины плюс сбитый пассажирский лайнер это, конечно же, большая кровь. Разумеется, можно предположить, что, оккупировав Украину и Белоруссию, российская армия пополнит свои ряды жителями этих территорий, как произошло с чеченцами, которых сегодня президент Кадыров за деньги сдает в наемники Путину. Но это, скорее, символический (для Путина) момент: Кадыров много дать не может; вести большую войну, столь дорого платя за наемника, для Москвы нерентабельно, а потому неэффективно. А других союзников, кроме купленного Кремлем Кадырова, у Путина нет. И даже здесь нужно понимать, что Кадыров предаст Путина при первой возможности, как только эта возможность будет Кадырову предоставлена, поскольку более антироссийского и более независимого от Москвы президента, чем Кадыров, Чечня никогда не имела.

– Как в такой ситуации поведет себя НАТО? Готова ли будет Европа «сдать» Путину новые территории или исторический опыт не даст ей этого сделать?

Мы видим, что НАТО уже не «сдало» Украину. После аннексии Крыма Путину были посланы сигналы и из Европы, и из США: остановись на Крыме и заживем по-старому. Конечно, это было малодушие со стороны НАТО позволить России захватить Крым. Но мы ведь уже обсудили, что демократии вступают в войну только при абсолютной необходимости. Realpolitik, увы, заключалась в том, что Крым НАТО готово было отдать в обмен на мир.

Однако неготовность Украины проливать кровь за Крым и согласие НАТО простить России эту аннексию Путин неправильно понял. Он понял слабость украинцев и крымский пацифизм НАТО как то, что теперь ему без боя сдадут всю Украину. Без боя не получилось. И Украина стала сопротивляться, и НАТО ощетинилось. При том, что Украина стала сопротивляться, НАТО Украину без боя не сдаст. Уже сейчас очевидно, что НАТО будет воевать с Россией на территории Украины, не являющейся членом НАТО. Какую форму примет это военное противостояние России и НАТО в Украине, – другой вопрос. Я думаю, что пока что это уравнение с большим количеством неизвестных. Но военно-стратегическое положение Украины на конец 2014 года выглядит более привлекательным, чем в марте 2014 года. Избран президент, избран прозападный парламент, объявлен курс на вхождение в Европейский союз. Россия, конечно же, потеряла поддержку востока и юго-востока Украины, которая до начала военных действий на востоке имела место быть. Экономическое влияние над Украиной Россия тоже за эти девять месяцев утратила, поскольку зависимость от российского газа – единственная российская удавка на шее Украины. Эта петля хоть и опасная, но не смертельная. Всё, что остается, это неприкрытая военная сила. Этого, конечно, для захвата и аннексии Украины недостаточно.

Позиция Беларуси из пророссийской постепенно стала как минимум нейтральной или даже проукраинской. Конечно, Лукашенко понимает пределы своих возможностей в политическом, экономическом и военном противостоянии России; тем не менее и Белоруссия, и Казахстан в отношении Украины заняли не ту позицию, на которую рассчитывал Путин.

Прибалтика, как мы видим, тоже не сильно испугалась российского напора (воевать, конечно, никто не хочет, но сдаваться – не собирается). Скандинавия оскалилась и отлавливает российские подлодки и самолеты; про Польшу и говорить не приходится. Франция, я думаю, откажется продавать «Мистрали», а зная французов, еще и деньги не вернет; американцы с канадцами всё ближе и ближе склоняются к мысли об открытой военной помощи Украине, каковая, как мне кажется, будет оказываться уже администрацией Обамы, на что, конечно же, не рассчитывал Путин. Меркель человеком года стала, как лидер, противостоящий Путину. Так что с точки зрения внешнеполитической расстановки сил ничего хорошего Россию не ждет. И если говорить о деятельности Лаврова, как министра иностранных дел, то она абсолютно провальная по всем направлениям.

– Есть ли у сложившейся ситуации какие-то исторические параллели? Многие эксперты сравнивают Путина с Гитлером, но насколько похож исторический контекст их действий? Действительно ли истории аннексии Крыма и Судет – исторические двойники?

История редко нас чему-то учит, и аналогии в историях вещь обычно сомнительная и не очевидная. Однако действия Путина в 2014 году – редкое исключение из общего правила. Путин политик не самостоятельный. Ленин, Сталин, Гитлер, Муссолини, Ельцин, в конце концов, делали себя сами. Сами наступали на все грабли, сами либо сидели, либо были в опале. Путина извечно продвигали две силы: КГБ и олигархи. Сегодня олигархи отодвинуты в сторону. Согласитесь, мы давно не слышали ни одного звука от олигархов, будто нет их. (А какие они были громкие и смелые при Ельцине!) За Путиным стоит и стояла система госбезопасности. Она и управляет сегодня Россией. Падай кирпич на голову, не падай – ничего не изменится. Это то, что отличает Путина от Гитлера и Сталина.

Как любой несамостоятельный человек Путин не придумывает ничего нового, а заимствует из прошлого. Он не оригинальный автор, а примитивный плагиатор и компилятор. Следует добавить: не только примитивный, но и безответственный. Ему искренне всё равно, сколько миллионов жизней будет угроблено ради амбициозных проектов. В этом смысле он абсолютный политический отморозок. И это то, что объединяет его с Лениным, Сталиным и Гитлером. У последних была идеология. У Путина есть амбициозный проект. Можно назвать его «Российская империя», можно назвать «Русский мир» – суть не в названии. Названия формального нет у этого проекта. Есть некое внутреннее ощущение (у Путина), что надо захватывать земли, которые когда-то принадлежали или должны принадлежать государству, во главе которого он сегодня стоит, что этому государству угрожает опасность (Путин и другие офицеры ФСБ, находящиеся у власти, искренне в это верят, потому что у них это в крови – весь мир считать врагом). Хотите верьте, хотите нет, но мыслят они примитивно и восстанавливать собираются Советский Союз, скорее всего под старым названием. По крайней мере, российское информационное агентство в сентябре 2014 года формально было переименовано в ТАСС – Телеграфное агентство Советского Союза.

Мартовская 2014 года оккупация Крыма была первым этапом большого плана. Аналогия с Судетами марта 1938 года очевидна. А вот дальше с Украиной не получилось, как с Австрией, потому что стремительный аншлюс Украины Путину не удался. С гитлеровскими блицкригами на этом пришлось закончить и перейти к сталинской методике: затяжным кровопролитным войнам. Собственно, Путин давно сочетал и первое, и второе: чем российское вторжение в Грузию в 2008 году отличается от советского вторжения в Финляндию в 1939-40? Да, в общем-то, ничем. И результат такой же, по крайней мере, пока.

– Готово ли население России поддержать открытую войну?

Есть такая древняя уловка: поставить перед свершившимся фактом, сделав при этом невинные глаза, пожав плечами и разведя руками, типа «уже случилось». Эта уловка стара как мир, и в этом смысле эта классическая хитрость провокаторов, а уж тем более – специалистов по гэбэшным «разводкам». В один прекрасный день страна проснулась и оказалась в войне. Телевидение и правительство объяснили населению, что война уже началась. Помните, как было с «мочить в сортире»? Точно так же. Пока разбирались, кто кого взрывал, вторую чеченскую войну уже объявили. Пока там выясняли, кто кого обстреливал в Абхазии, российские войска уже грузинскую границу перешли. Пока там финны возражали, что не обстреливали советскую территорию и не угрожают колыбели русской революции Ленинграду, Красная армия уже наступление начала и Сталин финское советское правительство в Териоках сформировал… И каждый раз то российский, то советский народы почему-то эту сказку про белого бычка слушали и с воодушевлением проглатывали. На улицы с протестами народ не выходил. (Я не хочу преуменьшать значение и мужество тех, кто вышел и до сих пор выходит. Я имею в виду «всеобщую стачку», «многомиллионные демонстрации» – этого не было.)

Так и теперь, в марте 2014 года гражданам России объяснили, что война уже идет, и с этим все смирились. Послушайте Михаила Леонтьева. Он с уверенностью шизофреника четко определяет: «На нас напали», «на Россию напали», «нас окружили», «на Украину пришли фашисты», «они захватили нашу землю», «это наша земля». Собственно, если «Крым – наш» и «Украина – наша земля», – всё остальное можно уже не обсуждать. Раз враги отхватили от России территорию размером с Францию (и по квадратным километрам, и по численности населения), понятное дело, воевать приходится в случае чего со всем миром и даже с применением ядерного оружия, если, как говорит тот же Леонтьев, Россию «в угол загнали».

Интервьюировал Алексей Бачинский
28 декабря 2014 г.

Tags: Россия, Ф, политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments