Дебаты, правда, прошли плохо, лучше бы их не было. Я был готов к разным аргументам и поворотам дискуссии, но к реальности оказался не готов совершенно и посреди дебатов повел себя абсолютно непозволительно: сорвался и обидел оппонента – назвал его тезисы безграмотными. Извинялся, конечно, и хочу еще раз извиниться перед Борисом за некорректность. Слабым оправданием мне служит полная моя неспособность вести дискуссию, в которой под сомнение ставятся прописные истины и базовые законы экономики.

По пунктам

Я категорически не могу согласиться, в частности, с прозвучавшими заявлениями о том, что

– риски акций и облигаций с доходностью 2% годовых одинаковы (почему тогда по акциям инвесторы ожидают существенно больший доход и что значит термин «equity risk premium»?);

–в 1990-е годы в Россию привлекались деньги под Libor плюс 1% (ну, наверное, многие помнят, что это был за Libor плюс один процент на самом деле, не буду напоминать);

– Столыпин проводил мягкую монетарную политику (тот ли это Столыпин, который к 1910 году ликвидировал дефицит бюджета, поставил вопрос о введении подоходного налога и был знаменит жесточайшей экономией даже на одобренных программах; в частности, из-за его экономии переселение крестьян в Сибирь обернулось массовым возвратом и гибелью многих крестьян по дороге?);

– банки в России переплачивают вкладчикам, а вкладчики не хотят давать деньги в экономику, поэтому они лежат в ЦБ без дела и надо взять их у ЦБ (это депозит под «инфляция минус 5%» является переплатой? А если банки переплачивают, то зачем они переплачивают и почему они потом держат эти деньги в ЦБ бесплатно? И если вкладчики не хотят отдавать деньги в экономику, то как можно их все равно туда брать?);

– ЦБ слишком завышает рискованность банковских активов и требует слишком высокого резервирования (то есть то, что банки только что взяли еще 1,5 трлн рублей на собственное спасение, что капитал в системе отрицательный, что АСВ банкрот – это все шутки, на самом деле риски переоценены, давайте еще увеличим риски);

– у «Роснефти» много наличных (а долги «Роснефти», которые больше ее стоимости, – это не считается);

– западные финансовые рынки для нас закрыты, и поэтому бизнесу не хватает денег (а «Альфа» и «Газпром», поднявшие с переподпиской в 4 раза по полмиллиарда с кредитным рейтингом на уровне ВВВ+, это тоже шутка; а то, что трехлетние долги мало-мальски приличных банков торгуются под 4% годовых, – это галлюцинация; то, что еще до санкций объем внешнего долга упал на треть, потому что России не нужны деньги, – это не считается);

– не обеспеченная денежным спросом продукция – это хорошо, потому что она не увеличивает инфляцию (а кто ее купит?);

– инфляция не эквивалентна налогу на капитал и доходы (покупательная способность сокращается, но это не налог?);

– ЦБ не может дать напрямую много кредитов бизнесу, потому что боится, что потеряет деньги, но надо создать гарантийное агентство, и поскольку оно прогарантирует сразу много кредитов, его потери будут невелики (я впервые сталкиваюсь с такой оригинальной трактовкой идеи страхования – оказывается, если у страховой компании один клиент, то его риски тоже застрахованы);

– наконец, – это кажется уже стандартный последний аргумент сегодня в России, – американские учебники экономики не подходят для России, а ученые в экономике не понимают в отличие от бизнесменов (этот тезис абсурден только вне контекста: конечно, в экономике феодального типа, где близость к феодалу определяет риск и цену ресурсов, а главный компонент себестоимости – цена регулирования, не работают законы рыночной экономики; но в американских учебниках есть все и про феодальную экономику; кроме того, законы спроса и предложения работают везде, даже в Северной Корее).

О пользе споров